Шаг от бездны

(1985-1991)

 

 

Работа в экстремальных условиях

(Осеннне-зимний период)

 

Лето короткое,

Зима длинна.

Немедленно готовиться,

Бросить все дела!

Должны во всеоружье встретить мы

Приход суровой, северной зимы!

 

Проверить теплотрассы,

Замазать швы,

Заделать “дерибасы”,

Укрепить столбы!

Стабильное снабжение теплом

Приносит людям радость в каждый дом.

 

Заклеить все проёмы,

Заготовить дров,

Засыпать все канавы

Вокруг домов!

Уже не за горами холода,

Но не идёт горячая вода!

 

Лето короткое,

Зима длинна.

Немедленно готовиться,

Бросить все дела!

Готовы будем мы, когда придёт

Лютый осенне-зимний период!

 

 

Железо, сталь, чугун

(Отсутствие должного контроля)

 

Отсутствие страха,

Присутствие смеха,

Начало цитатной строки.

Трезвонные будни,

Любовные страсти,

Конец обмелевшей реки…

 

Объёмные штучки

И плоские брючки,

На ужин - кефир и "сгущак".

На сон - телевизор

И два детектива,

Сплошной бесконтрольный бардак...

 

Железо, сталь, чугун,

Сплошные новостройки.

Иду путём любви

И курсом перестройки.

 

Стрёмное время,

Вельветовый праздник.

Кто контролирует сны?

Невропатолог

И идеолог,

Танцы на грани весны…

 

Трезвость всеядна

И плотоядна-

Мы стоим в винный отдел.

Мы - это стадо,

Мы - это толпы,

Мы - социальный предел...

 

Железо, сталь, чугун,

Сплошные новостройки.

Иду путём любви

И курсом перестройки.

 

 

Лёд запилен

 

Когда я был мал

И знал, всё, что знал,

Имел, что имел,

Терял, что терял

Кричал, что кричал,

Искал, что искал

И пел всё, что пел

И думать не смел,

 

Что лёд запилен.

 

Когда я был юн,

То был я угрюм,

Учил, что учил,

Зубрил, что зубрил,

Писал, о чём пел

И пел, что писал,

Хотел, не хотел,

Но всё же узнал,

 

Что лёд запилен.

 

И клал я в мешок

Весь западный рок,

Всё слушал подряд,

Был этому рад.

В защитных штанах

Я был – просто “Швах”!

Гранаты кидал,

Но всё ж признавал,

 

Что лёд запилен.

 

Теперь дело – дрянь,

Одна фортепьянь,

Одна маята,

Одна дискота.

Теперь я не пью

И в урну плюю,

Но в эти года,

Я верю всегда,

 

Что лёд запилен.

 

 

Методы и формы

 

-Что мешает энергичному движению вперёд?

-Бесхозяйственность, распущенность и жидкий водород.

-Что мешает перестройке экономики?

-Тунеядцы, расхитители и хроники.

 

-Как решить нам надоевший всем жилищный вопрос?

-Надо просто всех засунуть в здоровенный паровоз.

-Как решить нам программу продовольственную?

-Толстым мордам отказать в удовольствии.

 

 

Рвать и метать

 

Бдить и шорохаться нам непривычно без влаги,

Лапы зверей учат нас опрокидывать страх.

Снова в воздушной среде развеваются флаги

И облицовка с домов вся летит в пух и прах!

 

И просто хочется рвать и метать!

 

Лифты висят в пустоте, и со стен лезет краска,

Водоснабжение прервано, транспорт стоит.

Знойное детство всего лишь обычная сказка,

Знойное лето всегда насмерть стоит!

 

И просто хочется рвать и метать!

 

Мы выползаем из нор, как клопы на прогулку,

Тычем корявыми пальцами в кнопки звонков,

Острыми вилками щупаем чёрствую булку,

Слушаем песни новейших токарных станков.

 

И просто хочется рвать и метать!

 

Рвать и метать призывает нас клич доброй воли,

Видеть резервы нас учить суровый аншлаг.

Снова в природной среде веет дух канифоли,

Снова в вечерней заре реет гордый наш стяг.

 

И просто хочется рвать и метать!

 

 

Аморфная схоластика

 

Я медленно шёл среди леса рук,

Снимая с ушей лапшу,

Надзор отвечал

Моменту текущего дня.

 

Биолог предвидел скорый конец,

Компостер воспитывал мозг,

Сквозь фондоотдачу,

Я видел экзотику пня.

 

Аморфная схоластика…

 

Коллега, ты слишком весел и трезв,

Мои же глаза в пыли.

Здесь слишком темно

И копейка на вес рубля.

 

Юристы уже не помнят закон,

Геологи ищут смолу.

Но я не пойму,

Кому продана земля?

 

Аморфная схоластика…

 

Я видел структуру, читал между строк,

Чертил на бумаге модель,

Считал максимальный процент

Представителей дна.

 

Теория свята, незыблем закон,

Сознание двинулось вниз,

По многопартийной реке

Устремилась вода.

 

Аморфная схоластика…

 

 

Масса

 

Никто не уйдет с поста,

Если воспитан рублём.

От головы до хвоста

Все мы  взяты внаём.

 

Все мы сданы в кредит

В бумажных полях нищеты.

Кто здесь почти знаменит:

Я, а может быть ты?

 

А может быть

Масса, влюблённая в силу.

 

Вряд ли нам будет легко

Выйти к тому, чего нет.

Где-то, совсем далеко,

Тьму разрывает свет.

 

Связь между ночью и днём

Чувствует только семья.

Кто здесь почти убеждён:

Ты, а может быть я?

 

А может быть

Масса, влюблённая в силу.

 

 

Космические девы

 

Да, это великие дни,

Но мы не одни,

Нас много.

В глазах наших

Снова тревога.

У ног наших

Снова дорога.

 

Кто мыслит инако - достоин похвал,

Кто мыслит любя - высшей меры.

Теперь безразлично, чья очередь требовать воли.

Мы вписаны в эту систему навек,

Мы делаем жизнь по знакомству,

Срывая цветы удовольствий с магнитного поля

 

Фиолетовых глаз космических дев.

 

А вечер, всё так же, прохладен и хмур.

Вот, где-то, поёт старичок Азнавур,

Кому-то он люб, но не мне, ибо я – теоретик.

Моя демагогия слаще, чем мёд,

Кто знает закон, тот едва ли поймет.

В штабах не погасли огни: там работает совесть

 

Фиолетовых глаз космических дев.

 

Твои устремленья в квартиры без стен,

В глазах твоих радость любви,

Но кто защитит тебя, если проснётся реактор?

Ты веришь, по блату, в святую мечту,

А я создаю дискомфорт.

Поведай мне сказку про человеческий фактор

 

Фиолетовых глаз космических дев.

 

 

За часом час

 

За часом – час,

За явью сна:

Где свет – там путь,

Где звук – стена.

За серым небом –

Мир теней,

За белым Солнцем –

Дом людей.

 

То зной, то холод,

Без прикрас.

То мрак, то радость,

Без гримас.

И круг друзей

И зов мечты –

Там где-то я,

Там где-то ты.

 

 

Время северных рек

 

Рождение снов

Среди вирусов чёрного дня…

Мы вышли из дома

Чтобы войти в этот дом…

Едва ли помним

Теорию снежных ветров,

Но мы замечаем

Лишь золото наших глубин

 

…Время.

Время уходит на север.

Ветер разбудит ветра,

Движенье придёт в движенье,

Мы выберем нас

И всё будет лучше, чем там…

 

Рождение северных рек

Поглощает минуты…

Мы выйдем на волю,

Как только наступит прозренье…

Едва ли мы знаем,

Во что обойдётся нам разум.

Но кто нам сказал,

Что нельзя делать

То, что нельзя?

 

 

Эйфория

 

Как это странно, мой милый друг,

Оставь свой кофе, погляди вокруг:

Какие люди, какие звери,

Открыты окна, но закрыты двери.

 

Я вхожу в истерию,

Я впадаю в эйфорию.

 

Ничто не вечно, но мы чисты,

Плодим канавы, разрушаем мосты.

И, если знаешь, - прикуси язык.

И, если помнишь, - позабудь всё вмиг.

 

Мне нету дела до чьей-то жизни,

Мне нету дела до правителей Отчизны.

Я безразличен, плачу налоги,

Читаю прессу, пью кефир, топчу дороги.

 

Я вхожу в истерию,

Я впадаю в эйфорию.

 

 

Охлократия

 

Вечность – навеки,

Миг – на мгновенье.

Дым под водой –

Опустошенье…

Лидер пытается  петь,

Но, как бы не так!

 

Новые люди

И старые схемы,

Мы уже видим,

Но глухи и немы…

Мастер стремится быть чище,

Ведь он не дурак.

 

Лева руля, лева руля!

И, чем хуже, тем лучше.

 

Пращуры тьмы,

Отпрыски света,

Звуки войны,

Блики рассвета…

Сделано дело,

Теперь нам осталось лишь гнить.

 

Где же свобода?

Кто же неправ?

Все мы запутались,

В пропасть упав.

Все предрекают конец,

Но нам ещё жить!

 

Права руля права руля!

И, чем хуже, тем лучше.

 

 

Отрицание отрицания

 

Вера в надежду,

Движение к свету,

Шаг до звезды,

Два до рассвета…

Время не ждёт,

Но прозрение, словно восход.

 

Ветер так близко,

Но мир ещё молод.

Дай свою руку,

На это есть повод.

Час для двоих – это вечность,

Или исход.

 

Отрицание отрицания,

Понимание непонимания.

Мы так любим любить,

Ненависть ненавидя…

 

Кто мы сегодня,

В чём видим суть?

Что мы узнаем,

Пройдя этот путь?

Будем ли снова собой,

Если выпадет счастье?

 

Мы, лишь, потомки

И смотрим вослед,

Веря в себя,

Несмотря на запрет.

Помня про солнце,

В бури, дожди и ненастье.

 

Отрицание отрицания,

Понимание непонимания.

Мы так любим любить,

Ненависть ненавидя…

 

 

Ортодоксальность

 

Парламентское быдло,

Варенье и повидло,

Парная осетрина

И постная свинина –

Как всё это типично

И очень симпатично,

Но если ты философ,

Не задавай вопросов.

 

И в этом есть эпохальность,

Ортодоксальность, ортодоксальность…

 

Дебаты, перепалки,

Резиновые палки,

Скандалы и погромы,

Вокзалы и дурдомы

Как всё это типично,

И, в чём-то идентично,

Но, если ты политик,

То, значит, аналитик.

 

И в этом некая крайность,

Ортодоксальность, ортодоксальность…

 

Волшебники и бесы,

Обкомы, Мерседесы,

Партийные архивы,

Засеянные нивы,

Гражданские свободы,

Решетчатые своды,

Но, если ты влюбился,

То, значит, отделился.

 

И, тут уже, явно – нахальность,

Ортодоксальность, ортодоксальность…

 

Просторные жилища,

Изысканная пища,

Советские законы,

Визитки и талоны,

Атлеты, каратисты

Кадеты, анархисты,

Варенье и повидло,

Парламентское быдло.

 

Но, это, бесспорно, фатальность.

Ортодоксальность, ортодоксальность…

 

 

Функционеры унитарного общества

 

Инертен, лишь тот, кто смеётся последним,

Но, если ты умный, то встань у стены.

Прощенья не будет ни нищим, ни бедным.

Смотри, как прекрасны они со спины –

 

Функционеры унитарного общества.

 

Любовь по талонам – границ не имеет,

Закон на бумаге – шаги по росе.

Глухой всё услышит, слепой, вдруг, прозреет,

Когда на трибуне появятся все

 

Функционеры унитарного общества.

 

Кристаллы воды, обрывки одежды –

Всё, вновь, повторится, лишь будет дан знак.

От первой любви до последней надежды –

Шагают по свету, печатая шаг

 

Функционеры унитарного общества.

 

 

Вождизм

 

Сделай свой выбор, кончается эра,

Больше не будет условий.

Новые кадры на старых постах –

Прожектёрство.

 

Сколько нам надо, чтоб выглядеть лучше?

Сколько, чтоб выпить всю водку?

Мы митингуем, но это – одно

Мушкетёрство.

 

А, над головой, - автократия тьмы.

А, под ногами, - сверхплюрализм.

Слева - стена, справа - столбы.

А, в центре, - вождизм.

 

Проаппаратные песни умолкли -

Это одна говорильня.

Мы ещё спим,

Но в затылки нам смотрят стволы.

 

Час не настал, и любовь не вскипела,

Это, всего лишь, начало.

Улицы чИсты,

Давно уж накрыты столы.

 

 

Технологические дамы

 

Технологичность конструкции

Не божий дар.

Это навар

Из пролитых слёз

И пропитых шаровар.

 

Они приходят ко мне без стука.

И говорят, что они из цехкома.

И, что их всех погубила скука.

И, что их выселили из дома.

 

А я не пьян, но дело не в этом,

Ведь я не знаю, куда их складировать,

Ведь на дворе середина лета

И нужно всех их законсервировать.

 

Нас всегда терзает тревога,

С тех пор, как был наш лимит уменьшен,

С тех пор, как нам подарила дорога

Технологически стойких женщин.

 

Меня не трогай в такие минуты

И ни о чём  меня ты не спрашивай.

Они пришли, хорошо обуты

И с персональной простоквашей,

 

А я не знаю, куда их развешивать

И как их всех доводить до кипения,

Периодически перемешивать,

На это нет, и не будет терпения.

 

Нас всегда терзает тревога,

С тех пор, как был наш лимит уменьшен,

С тех пор, как нам подарила дорога

Технологически стойких женщин.

 

 

Волеизъявление

 

Мы скоро доедем до края,

Мы скоро дойдём все до ручки.

Как близко от ада до рая

И, как далеко до получки.

 

Борьба ни на жизнь и ни насмерть,

Борьба между злом и врагами -

Скупая година напастей,

Сплошная работа мозгами.

 

Вот, это мы выдали номер,

Едва лишь покинув подполье!

Вот, взял бы так сразу и помер,

Так велено изъявить волю!

 

А воля всё рвётся на выход,

А выход приводит ко входу.

Мы пишем: «Расход», там, где «ПрИход»,

Грехи все списав на погоду.

 

И снова спускается сверху

ЦеУ с персональным приветом.

«Низы» получают утеху,

«Верхи» трудовую монету.

 

Считает контора проценты,

Вещает с трибуны оратор.

Мы скоро все будем – доценты,

Мы скоро все станем – сократы.

 

 

Шаг от бездны

 

Век прошёл, но нас никто не слышит.

Как во сне, испито всё до дна.

Ночь, как день, но время незаметно,

Вот лишь миг, а жизнь уже не та.

 

Два следа - на Север и на Запад...

Как в лесу, мы знаем все пути.

Наши дни всегда находят лето

В чём секрет? Попробуй же найти.

 

Шаг от бездны до земли,

Мир от пропасти до света...

Вот уже лето и не гони

Пришедшей любви.

 

Будет свят кто зол и кто не вечен...

Это мир не знает где покой.

Наш режим спокоен и беспечен,

Мы сильны различною судьбой.

 

Через сотню лет никто не скажет,

Как мы жили в этом мире грёз.

Век прошёл, но кто нам всё покажет,

Кто найдёт ответ на наш вопрос?

 

Hosted by uCoz