Мыльные оперы по средам и четвергам

(1993-1994)

 

Начальник над спиртом

 

Что снится полковникам

В эту студёную пору –

Трамвай в небесах

Или Мао Дзе Дун на коне?

 

Кто им наливает

Напиток народного счастья,

Не требуя пропуска

Или простого участья?

 

Начальник над спиртом.

 

Что знают доценты

О свойствах различных материй?

Видны ли им звёзды,

Во время поездок в метро?

 

И кто у них спросит о том,

Что нас ждёт этим утром?

Увенчанный сотнями роз

И цветным перламутром,

 

Начальник над спиртом.

 

Что будет с оратором,

Если он завтра оглохнет?

Сумеет ли он посетить

Наши души, родимый?

 

В буфетах содружества

Вряд ли ему улыбнутся.

И в эти края, не сумеет

Теперь уж вернуться

 

Начальник над спиртом.

 

 

Либеральные дни

 

Кончились дни небывалых свершений,

Ветер унёс обрывки бумаг.

Всё, что осталось, – дырки в мишенях,

Всё, что нашлось, – уместилось в кулак.

 

Снова приходят грёзы,

Снова уходят слёзы

И либеральные дни настают.

 

 

Будни, как праздники, люди, как дети.

Как непривычно стоять в пустоте.

Лексика войн на прилавке, в буфете,

Вера в себя на бумажном листе.

 

Время звенит, словно колокол храма,

Воздух прозрачен, как акварель.

Жизнь обывателя старая драма,

Смерть человека - лишь параллель.

 

Снова приходят грёзы,

Снова уходят слёзы

И либеральные дни настают.

 

 

Ум за разум

 

У меня болят мОзги,

У меня болит ум.

Я вижу только розги,

Я слышу только шум,

 

Я чувствую, что все скоро

Мы тронемся разом.

И вот, постепенно,

Ум заходит за разум.

 

На 23 министра –

Полтора врача,

На 32 артиста –

104 рвача.

 

Отдайте музыку монстрам,

А мясо заразам,

Иначе, как пить дать,

Ум заедет за разум

 

На улице собаки,

На дорогах ЧМО.

В метро одни вояки,

На газонах дерьмо.

 

Никто и не думает

Следовать мудрым указам.

И ум, постепенно, заходит

За самый, за разум.

 

В моей душе ветер,

В голове экстаз.

И солнце не светит

И не греет газ.

 

Я знаю, что в сущности,

Всё это – полный маразм.

И ум уж давно завернулся,

За самый, за разум.

 

 

Голубая гроза

(Странная песня)

 

Странные люди из странной весны

Смотрят какие-то странные сны

И познают подземелье по звукам, идущим с небес.

 

Странные странники едут назад

И, почему-то, при этом, спешат.

Знает об этом один лишь дремучий берёзовый лес.

 

Странные недруги странной страны

Шлют поздравленья с началом войны

И обнимают друг друга, не глядя прохожим в глаза.

 

Что заставляет их делать шаги

И рисовать на бумаге круги?

Знает об этом лишь только одна голубая гроза.

 

 

Последнее утро

 

День, как птица в небесах,

Как ветер в парусах

Всего один лишь день.

И всего, один лишь, я.

 

За стеной из молекул

Последнее утро.

Никто не уйдёт просто так.

Последнее утро…

 

И только, чьё-то сердце

Будет долго дожидаться,
Того, кто вечно молод,

Того, кто где-то рядом,

Того, кто не боится,

Того, кто веселится.

 

День, один из тех немногих,

Один из тех, кто будет.

Всего, один лишь, день.

И всего, один лишь, я.

 

 

Ночь в мыльной опере

 

Трудно быть умным, ещё трудней вёртким,

Жизнь, регулируя, плоской отвёрткой.

 

В зале собрались толстые люди,

Им подают всем - омаров на блюде,

Им отмеряют пиджачного шёлка,

Им пригоняют клыкастого волка,

Волк, перед ними, трясёт своей шкурой

И замирает застывшей скульптурой.

 

В зале овация, лысины блещут,

Мокрые люди ладонями хлещут,

В первых рядах восседает начальство,

Выпив бравады, наевшись нахальства.

Лёгкая жизнь – нелегка для богемы,

Сильные духом  все глухи и немы,

Слабые телом  твердят о народе,

Не забывая и о кислороде.

 

Мало, видать, у нас всяких министров,

Надо ещё нам с полсотни артистов!

Чтоб мы все тут, уж совсем, отупели

И, за обедом, последнее съели

И, в телевизор, уставившись скопом,

В рай поскакали усталым галопом,

Даже не вспомнив о завтрашнем хлебе,

Даже не глянув - а что там на небе?

 

 

Медленный спикер

 

Дикие звёзды, ручные кресты.

Время без денег, шоссе без версты…

Медленный спикер стремится быть чистым

В болоте любви.

 

Стоны растений и блики домов.

Утренний воздух могуч и суров…

Медленный спикер сверяет часы

По законам толпы,

 

Застенчивый буйвол, зеркальный пескарь,

Как в лучшее время, как некогда встарь,

Как некогда раньше, употребив свою власть,

Употребив её всласть.

 

Год без надежды, неделя без сна,

Лобное место, больная десна –

Всё исчезает, попробуй лишь в это

Поверить на час.

 

Бег по канату, езда на метле,

Головы в зале, как шеи в петле…

Родина слышит, но кто нажимает

На кнопку сейчас?

 

Застенчивый буйвол, зеркальный пескарь,

Как в лучшее время, как некогда встарь,

Как некогда раньше, употребив свою власть,

Употребив её всласть.

 

 

Физические лица

 

Физические лица глядят в моё лицо,

Физические лица едят в обед яйцо,

Физические лица воруют провода,

Физические лица не знают - где вода,

 

Физические лица шагают на восток,

Физические лица несут большой мешок,

Физические лица, работники пера,

Физические лица придут ко мне вчера,

 

Физические лица, предвестники зари,

Физические лица сжигают фонари

Физические лица отсюда и везде,

Физические лица навечно и нигде,

 

Физические лица, бессчётная толпа,

Физические лица, народная тропа,

Физические лица, ракетные войска,

Физические лица, «Динамо», ЦСКА.

 

 

Призраки

 

Отбери от меня всё, что сможешь,

Оставь, что не жалко.

Скоро уж призраки явятся снова сюда.

 

Мы, словно мичманы морю

Нужны этой жизни.

Мы, как машинное масло в колёсах отчизны,

Навсегда у любви в сыновьях.

И, поэтому путь наш не близок.

И, поэтому ночью так плохо мы спим иногда.

 

Отбери от меня всё, что сможешь,

Оставь, что не жалко.

Скоро уж призраки явятся снова сюда…

 

 

Из разных сред и четвергов

 

Из разных сред и четвергов,

Из разных рек и берегов,

Как будто, в море две волны,

Как будто, в небе две стрелы,

Идя сквозь время,

 

Они встречаются лишь раз,

Они живут быстрее нас,

Они не знают этот мир,

От серых дней до чёрных дыр,

Идя сквозь время.

 

Им безразличен этот век

И, что в нём значит человек,

Но посреди своей среды,

Как на поверхности воды,

Приходит нечто.

 

Они в движении всегда

Из ниоткуда в никуда,

Но в некий час и в некий миг,

Как чей-то взгляд, как чей-то крик,

Приходит нечто.

 

Волей-неволей мы знаем их

Только из собственных снов,

Пришедших сюда ненадолго,

Из разных сред и четвергов.

 

Среда обитанья,

Четверг мирозданья,

Во вторник рожденье,

В субботу прощенье.

Прощанье на рельсах,

Любовь на колёсах,

На 20 ответов

14 вопросов.

 

И мы не знаем где и как

Нам будет подан некий знак,

О том, что кончилась игра,

О том, что нам уже пора,

И это – правда.

 

И, уходя в другие дни,

Теперь уже мы не одни

Н, на границе разных сред,

Мы видим чей-то странный след,

И это – правда

 

Hosted by uCoz