Океаны чернил

(2006-2007)

 

 

Сага о показухе

 

Где память – там оглядка

В безоблачное детство,

Жуёт там шоколадку

Советское кокетство,

 

В казармах ждут тревогу,

В цехах – визит начальства,

Выходит на дорогу

Великое бахвальство.

 

 

Головушка два уха,

Сеструха – показуха,

Глобальная разруха,

Фатальная непруха.

 

 

Где юность – там таланты,

Зовущие к порядку

И мощные атланты

Диктуют разнарядку.

 

И если в деньгах счастье

Замри и не дыши,

От солнца до ненастья

Ползут клопы и вши.

 

 

Как пир лесного духа

Житуха – показуха,

Полнейшая спкауха,

Любовная игруха.

 

 

Приветливая старость,

Приходит с димедролом

И всё что нам осталось -

Лишь заболеть футболом.

 

С правительственной трассы

Летят в кювет объедки.

Стихи читают асы,

Солдаты пьют таблетки.

 

 

Так ни пера, ни пуха,

Старуха – показуха!

Извечная непруха,

Крамольная разруха.

 

 

Совесть и страх

 

Мы прошли сквозь закаты имён,

Сквозь рассветы фамилий прошли,

Принимая цвета всех знамён,

Поднимая монеты с Земли.

 

На тернистой дороге реформ

Мы всегда оставались собой,

Нас не смог поломать бифиформ,

Переделать не смог зверобой.

 

В министерских мечтах,

В олигарховых снах

Снова пьём мы за совесть и страх.

За совесть и страх.

 

В наших офисах ловкие тени,

В департаментах – вещие сны.

Полируя штаны и ступени,

Мы идём от зимы до весны.

 

Галогеновых лампочек блики

Прорезают зловещий туман.

С совещаний доносятся крики

Наполняется шнапсом стакан.

 

И в ферритовых буднях

И в день янтаря

Пьём за всё, что было не зря.

За всё, что было не зря.

 

Мы сорвали все планы и сроки

И задач не сумели решить,

Но зато извлекли мы уроки

Из того, что пришлось пережить.

 

Мы прошли сквозь заплаты времён,

Сквозь прорехи пространства прошли,

Сохраняя остатки знамён,

Разрывая на части рубли

 

И, о струны душ пальцы,

Изрезав все в кровь,

Пьём опять за неё, за любовь.

Опять, за неё, за любовь

 

Королевство новых легенд

 

Час за часом, за веком век

Нас ведёт за собою хозяйка-судьба наугад.

Нескончаем времени бег.

Мы не знаем покоя и не замечаем преград.

 

Сколько было? Сколько будет ещё?

Сколько ждать нам исхода и верить опять в чудеса.

Кто-то сильный подставит плечо.

Кто-то встретит восход, и его позовут голоса

 

В королевство

Новых легенд.

 

Год за годом, за ночью рассвет.

В электрическом городе вновь тишина и покой.

Если трудно, мы спросим совет,

Если надо мы встретим гостей и проводим домой.

 

Где теперь мы? И кто мы сейчас?

И как долго нам гнать быстрокрылых своих лошадей?

Кто-то снова увидит свой шанс,

Где гуляет свобода в сияющем блеске аллей

 

Королевства

Новых легенд.

 

Час за часом, за веком век

Нас ведёт за собою хозяйка-судьба в дивный сад.

Нескончаем времени бег.

Мы не ищем покоя, и нам нет дорог назад.

 

Сколько было? Сколько будет ещё?

Об этом расскажет нам встречный седой звездочёт.

Верный друг подставит плечо,

Припадут чьи-то губы к ручью, который течёт

 

В королевство

Новых легенд.

 

 

Режимы

 

Любовь в номинальном режиме -

Движенье от взгляда к укору,

Как ода диванной пружине,

Как премия генпрокурору.

 

Я стал инструментом сатиры,

Я стал нормотворцем сознанья

И я заряжаю мортиры

Снарядами из мирозданья.

 

Я мог бы писать оперетты,

Но времени нет и здоровья

И водочных рек кубометры

Вращают турбины злословья

 

И белые дыры смеются.

И красные птицы хохочут.

Когда-нибудь дети проснутся,

Коль этого кто-то захочет.

 

И если кому-нибудь нужно,

Откроются двери в вагоны.

От снов до коммерческой службы

Я шёл, презирая каноны.

 

Я - винтик в хоккейной дружине,

Я - мышь во вселенской норе,

Любовь в аварийном режиме

Опять меня ждёт в январе.

 

 

Дистрибьютор

 

Я был чересчур молчалив

И как-то чрезмерно угрюм

И шарил в карманах я в поисках нужного слова

 

И тысячи ртов говорили,

А слышал я ветра лишь шум

И белая тьма застилала глаза мои снова.

 

Зимой я просил у них снега,

А летом сухого дождя,

По осени требовал только прибавки к зарплате.

 

Они были гуще тайги,

Они были мягче меня,

Они были гибче, чем камбала в пряном томате.

 

В глухих коридорах тоски

Украдкой смотрел я им вслед

И плыл я, как палтус и вис я, как будто компьютер.

 

Я был чересчур нелюдим.

Я был, как строжайший запрет.

Теперь я гофмаршал и в чём-то почти дистрибьютор.

 

 

Кот Д’Ивуар

Мне нравится ветер. Он – символ свободы.

Мне люб по утру Серебристый бульвар.

Пакуй чемоданы, готовь бутерброды,

Нам путь за три моря. Нам в Кот д'Ивуар.

 

Нам некогда думать нам негде лечиться

В нас всё ещё верят, но всё же штрафуют

И если кому-нибудь надо напиться,

Его непременно найдут и надуют.

 

Для бизнеса нет невозможных моментов

И хочется двинуть историю вспять

У нас нет рецептов и нет градиентов

Нам нечего прятаться, незачем врать.

 

Мне нравится солнце, как символ успеха

Мне люб Коломяжский проспект в трудный час.

Мы снова в дороге и нам не до смеха

Нам в Верхнюю Вольту теперь и сейчас.

 

 

Надир

 

В тишине городов,

В суете деревень

Гладит ветер коров,

Вдаль бежит чья-то тень

 

И, в расчётный момент,

Даст сигнал командир

И секретный агент

Устремится в надир.

 

Чрез открывшийся шлюз

Он войдёт в лоно грёз

И в плену сладких уз

Он задаст свой вопрос.

 

Закипит фторопласт,

Заскрежещет картон,

Этой жизни  контраст

Будет свят, словно трон.

 

Будет мир, как слеза,

Будет вечер как факт,

Будет резать фреза

Чей-то брачный контракт.

 

Будет царствовать лень,

Среди песен и слов,

В суете деревень,

В тишине городов.

 

 

Ожидание

 

Он построил почти целый город

И почти целый лес посадил.

Был когда-то он весел и молод,

Оптимистом отъявленным был.

 

Он почти уже вырастил сына,

И не знал он серьёзных невзгод

И ему не роптать судьбину,

А он вечно чего-то всё ждёт.

 

Он давно схоронил свою маму

И отца своего схоронил.

Встретил он своего сердца даму,

Как увидел, так и полюбил.

 

И бежит день за днём, век за веком.

Ветер с севера тучи несёт.

Он обычным слывёт человеком

Но его что-то всё ещё ждёт.

 

 

Конрад Карлович

 

Конрад Карлович знает причины,

Но не может предвидеть финал,

Он скрывает лицо под личиной,

Он не чайник и не генерал.

 

За завесой из едкого дыма

Он идёт к возрожденью структур,

Впечатленья от знойного Крыма

Растворяются в сонме скульптур.

 

Конрад Карлович в чём-то уверен,

Где-то искренен, как-то спесив,

Никогда не бывает растерян

И душою всегда он красив.

 

В царско-сельских садах он невзрачен,

В антарктических льдах нелюдим,

Как плеймеркер, он вновь озадачен,

Как гарант – он непобедим.

 

И достаточно только лишь взгляда,

Всё понятно ему без потуг.

Он уехал из Ленинграда

А вернулся в Санкт-Петербург.

 

 

Маршрут

 

Кто-то снялся с поста без команды,

Кто-то вдруг изменил свой маршрут.

Мы как-будто участники банды,

Нас в засаде давно уже ждут.

 

Мы не помним закон Архимеда

И не знаем цены на бензин.

Кто-то вышел из страшного бреда,

Кто-то просто пошёл в магазин.

 

Кто-то чертит разметку по ямам,

Кто-то режет горячий асфальт.

Адекватно ответив всем хамам,

Будем грызть мы гранит и базальт,

 

Будем деньги швырять мы на ветер,

Будем вновь поднимать мы наш стяг,

Будем мы веселиться, как дети

И по полной программе оттяг.

 

Где-то праздник,  а где-то гулянка,

Где-то жарят на Углях шашлык.

И весь мир, как огромная пьянка

И весь век, как один только миг.

 

Кто-то плачет над чьей-то кончиной,

Кто-то только родился на свет.

Мы не сможем уйти без причины

И оставить обязаны след.

 

 

…Кто-то снялся с поста без сигнала

Кто-то вдруг изменил свой маршрут

Если вновь мы начнём всё сначала,

Люди попросту нас не поймут.

 

Мы не знаем последних событий

И не помним заветов вождей.

…Кто-то встал на пороге открытий,

Кто-то вновь ждёт сезона дождей.

 

 

Курс

 

Нуль равен нулю, хоть кричи, хоть молчи,

Но кинь только бакс - запоют кирпичи

И брось только стольник - запляшут дома,

И язва не будет страшна и чума.

 

Внутри ты прагматик, снаружи артист,

И весел, как в зимнем лесу гитарист

И сколь пожелаешь, так столько и будет,

Никто не облает, никто не осудит.

 

И если захочешь, придут чудеса

И яблоки падать начнут в небеса

И будут течь реки стремительно вспять,

Летать будут зайцы и рыбы кричать.

 

Ты всё рассчитал скрупулёзно и точно,

Хоть ты и учился на тройки, заочно.

А в море чернил твоему кораблю

Курс к острову, где нуль не равен нулю.

 

Hosted by uCoz